Call-Центр 8 (4112) 507-500

г. Якутск, ул. П.Алексеева, 83 «А»

e-mail: rbcemp@gov14.ru

 

Реанимация изнутри. Анестезиологи-реаниматологи — о призвании, тяжелобольных пациентах и COVID-19

Реанимация изнутри. Анестезиологи-реаниматологи — о призвании, тяжелобольных пациентах и COVID-19

 

«Сегодня санавиацией должны доставить из района женщину в тяжелом состоянии», — говорит анестезиолог-реаниматолог Елена Им. Она заведующая отделением реанимации и интенсивной терапии для пациентов с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Именно сюда привозят со всей республики больных с острым инсультом.


Как объясняют врачи, работа в реанимации не должна останавливаться ни на минуту. Круглые сутки здесь работают санитарки, медсестры и врачи: пациенты никогда не остаются одни.

Всего в отделении реанимации и интенсивной терапии для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения 12 коек. В 2019 году через отделение прошли около 4 тысяч пациентов из Якутска и районов республики.

С каждым годом в отделение поступает все больше больных с инсультом. «Это связано с тем, что, с одной стороны, улучшается уровень диагностики, а с другой — люди стали чаще болеть. В последние годы инсульт заметно „помолодел“: все чаще нашими пациентами становятся 30-летние и даже 20-летние. Самой молодой пациенткой была 18-летняя девушка», — говорит Елена Им.
Врачи не перестают повторять, как важно вовремя распознать признаки инсульта и обратиться за помощью в первые четыре часа.

«Если пациент попал в терапевтическое окно (первые четыре часа после инсульта — от ред.), он получает тромболизисную терапию для восстановления кровотока в сосуде. При необходимости и наличии показаний проводим реканализацию — удаляем тромб в рентген-операционной. Благодаря такой высокотехнологичной помощи пациенты, которых привозят в тяжелом состоянии, быстро встают на ноги».

Пациенты лежат в реанимации, как правило, от одного до трех дней. Они подключены к аппаратам мониторинга, медперсонал не отходит от больных и всегда рядом. Когда их состояние стабилизируется, пациентов переводят в общее неврологическое отделение.

Но немало больных поступают в РБ №2 в крайне тяжелом состоянии. Они находятся в реанимации длительное время. Сейчас одна из таких пациенток реаниматологов подключена к аппарату ИВЛ. Еще одному больному сделали трахеостомию (хирургическая процедура, при которой в трахее делают искусственное отверстие для поступления воздуха в дыхательные пути, — от ред.): он дышит через трахеостомическую трубку.


На вопрос, как реаниматологи справляются с такой психологической нагрузкой и стрессом, Елена Им отвечает: «Профессия такая. Мы целенаправленно выбрали ее, знали, на что шли, и просто занимаемся своим делом».

«Сюда приходят врачи с определенным складом характера. Не каждый специалист сможет работать анестезиологом-реаниматологом. Для любого врача смерть пациента — это большая потеря. Особенно тяжело тем, кто только недавно начал работать в реанимации. Иногда врачи-ординаторы, недолго поработав, уходят: понимают, что не смогут справиться. Но зато те, кто пришел в профессию, остаются надолго верны ей. В больнице есть ветераны, которые работают здесь по 40-45 лет, и в трудовой книжке у них только одна запись», — объясняет заместитель главного врача РБ №2 по медицинской части Александра Золотарева. До того как стать заместителем, она — анестезиолог-реаниматолог по специальности — была заведующей общей реанимацией.


В Республиканской больнице №2 анестезиологи-реаниматологи работают как в реанимации, так и в операционной. В операционной врач работает в паре с медсестрой-анестезистом и «оказывает анестезиологическое пособие» — проще говоря, вводит пациента в медикаментозный сон.

«Бывает так, что больной пробуждается после операции и спрашивает: „А когда меня начнут оперировать?“ То есть он даже не заметил, как уснул. И это показатель того, что анестезиолог-реаниматолог очень умело провел анестезиологическое пособие. Когда пациенты узнают, что операция уже закончилась, они сильно удивляются и благодарят. Это очень воодушевляет», — рассказала Александра Золотарева.
Во время беседы сразу несколько врачей отметили, что работа анестезиолога-реаниматолога в первую очередь командная. «Анестезиологи-реаниматологи работают вместе с неврологами, нейрохирургами, кардиологами и другими специалистами, — говорит заместитель главного врача по медицинской части. — И с ними всегда рядом медсестры-анестезисты — надежные помощники, которые понимают врача с полуслова. Не бывает такого, что реаниматолог спасает жизни в одиночку. Это всегда усилия целой команды».

Самая большая реанимация в больнице — общая. Ее официальное название — отделение анестезиологии, реанимации с палатами реанимации и интенсивной терапии. Сюда поступают все тяжелобольные с травмами, сильными кровотечениями, больные с острыми хирургическими патологиями и острыми отравлениями, пациенты с дегенеративными неврологическими заболеваниями (болезнь Паркинсона, боковой амиотрофический склероз и т.д. — от ред.) и другими патологиями.
Каждый месяц в общей реанимации оказывают помощь примерно 250 пациентам. Всего здесь 24 койки. В реанимации одновременно могут находиться до 30 пациентов. С учетом большого потока больных неудивительно, что в штате отделения общей реанимации 114 сотрудников, в том числе 38 анестезиологов-реаниматологов.

В отделении много молодых специалистов. Анестезиолог-реаниматолог Мария Адамова пришла работать в реанимацию в 2015 году сразу после ординатуры.

«Знала, что стану врачом, еще в детском саду. Мы с семьей жили напротив строящегося здания Мединститута. Я смотрела на него и думала: „Вот здесь я буду учиться“», — вспоминает девушка.

Мария поняла, что хочет работать в реанимации после одного случая на соревнованиях. «На шахматном турнире пожилому мужчине стало плохо. Быстро приехала скорая, медики на глазах очевидцев реанимировали его. И это как-то запало мне в душу. Я захотела стать реаниматологом — врачом, который помогает людям в самую трудную минуту, когда речь идет о жизни и смерти».

Заведующий общей реанимацией Дмитрий Андросов тоже мечтал стать врачом с самого детства. Его родители — врачи, а дед был военным хирургом, который провел в годы войны более 3500 операций.

«Проводил много времени с отцом в больницах, смотрел, как он работает. На старших курсах я проходил практику здесь — в общей реанимации, работал санитаром. Тогда же решил стать анестезиологом-реаниматологом, хотя до этого думал о профессии хирурга», — говорит Дмитрий.

В реанимации любые, даже небольшие ошибки и просчеты могут привести к печальным последствиям, объясняет заведующий. «Если больной находится в критическом состоянии, то с первых же секунд нужно действовать четко, оперативно и слаженно. Каждый из нас осознает огромную ответственность и понимает: нужно выполнять работу грамотно и профессионально, чтобы спасти жизнь пациенту».

За больными круглосуточно ухаживают медсестры и младший медперсонал. Многие пациенты лежат без сознания и обездвижены, их нужно постоянно переворачивать, чтобы не было пролежней. Этим и многим другим занимается младший медперсонал. Медсестры выполняют назначения врача — раздают лекарства, ставят капельницы и инъекции, следят за жизненными показателями.

Медсестра Вилена Попова работает в больнице с 2012 года. В прошлом году она стала старшей палатной медсестрой. «День начинается с обхода отделения — семи палат и одного изолятора, — рассказала Вилена. — Проверяю состояние пациентов, узнаю, дали ли им лекарства, в чем они нуждаются».

«От работы младшего и среднего медперсонала зависит очень многое, больше половины наших побед — их заслуга. Чем лучше они ухаживают за пациентами, тем быстрее больные идут на поправку», — сказала Александра Золотарева.

Анестезиологи-реаниматологи Республиканской больницы №2 — Центра экстренной медицинской помощи поздравляют коллег из Якутска и районов республики с профессиональным праздником. На фото: сотрудники общей реанимации РБ №2.

Кардиореанимация: пациенты поступают семь дней в неделю в любое время дня и ночи

Как говорят врачи, самые долгие реанимационные мероприятия — когда медики «оживляют» пациента — проводятся в кардиореанимации. Они могут длиться даже больше часа.

В кардиореанимацию доставляют пациентов с острым коронарным синдромом — инфарктом миокарда. Сейчас здесь работают около 40 человек — врачи, средний и младший персонал. «Реанимация открылась в 2011 году в составе Республиканского сосудистого центра, — рассказывает Филипп Герасимов, заведующий отделением кардиореанимации. — К нам привозят пациентов со всей республики. Мы тесно работаем со скорой помощью и санавиацией».

Филипп Герасимов, заведующий отделением кардиореанимации.

По словам заведующего, пандемия не очень сильно повлияла на работу кардиореанимации. Единственное существенное изменение — теперь в отделении три приемных покоя. Это палаты для пациентов с подтвержденным COVID-19, больных с подозрением на коронавирус и тех, кто не заражен.

С каждым годом число пациентов растет на пять-десять процентов. «Во-первых, люди стали информированнее: многие слышали и знают о симптомах инфаркта миокарда, во-вторых, увеличивается продолжительность жизни якутян, некоторые поступают повторно. Это говорит о том, что улучшилась выживаемость после перенесенного инфаркта».

Пациенты находятся в кардиореанимации от одного до трех дней. Затем их переводят в общее отделение, где они получают лечение от 10 до 14 дней.

Врачи признают, что работа в кардиореанимации не из простых. «Бывает физически тяжело. Ведь пациенты поступают семь дней в неделю в любое время дня и ночи. Нужно постоянно быть готовым оказать экстренную помощь. Поэтому для работы в реанимации важны стрессоустойчивость, способность принимать решения в сложных ситуациях и быстрота реакции», — говорит Филипп Герасимов.

Как пандемия повлияла на работу отделений реанимации

До пандемии в Республиканской больнице №2 было четыре отделения реанимации — кардиореанимация, общая реанимация, для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения и отделение термических травм. Весной из-за пандемии дополнительно открылись реанимационные койки при инфекционном отделении.

В реанимацию провизорного отделения направляют пациентов с подозрением на новую коронавирусную инфекцию. Здесь они получают всю необходимую экстренную медицинскую помощь, в это же время проводится диагностика.

«Например, поступает пациент с ножевым ранением и признаками вирусной пневмонии. Наша задача — вовремя оказать больному экстренную помощь, стабилизировать его состояние и параллельно оперативно диагностировать COVID-19 и назначить необходимую терапию», — пояснила Александра Золотарева.

«Был такой случай: в больницу поступила беременная женщина с острым кровотечением из-за варикозного расширения вен пищевода и внебольничной вирусной пневмонией, вызванной COVID-19, — рассказала анестезиолог-реаниматолог. — Врачи остановили кровотечение и совместно с коллегами из Перинатального центра сделали кесарево сечение — родилась девочка».
В РБ №2 врачи применяют в работе ЭКМО — экстракорпоральную мембранную оксигенацию. ЭКМО показана пациентам с тяжелой дыхательной недостаточностью и при остром респираторном дистресс-синдроме, когда аппарат ИВЛ неэффективен. Проще говоря, это аппарат «искусственных легких». Его используют в больнице еще с 2017 года. Сейчас к нему подключена тяжелобольная пациентка, у которой поражено почти 90% легочной ткани.

По словам врачей, не каждый сможет работать в реанимации, прежде всего из-за колоссальной ответственности, но зато реаниматолог сразу видит результат своих усилий — пациент, который совсем недавно был в критическом состоянии, остается жив и идет на поправку.

WhatsApp Image 2020-10-22 at 09.09.12

WhatsApp Image 2020-10-22 at 09.10.31

WhatsApp Image 2020-10-22 at 09.10.40