Call-Центр 8 (4112) 507-500

г. Якутск, ул. П.Алексеева, 83 «А»

e-mail: rcemp@rambler.ru

 

Они не боги, но все же…

Я снова в святая святых Республиканской больницы №2-Центра экстренной медицинской помощи – в отделении общей реанимации.В палатах мерно пикают аппараты жизнеобеспечения, в коридоре тишина. Здесь своя жизнь, скрытая от постороннего глаза, здесь неслышно идет напряженная борьба, борьба жизни и смерти. +

- Большое счастье - спасать жизнь человека, - начинает разговор отличник здравоохранения республики, реаниматолог, один из самых уважаемых людей в больнице Татьяна Семеновна АРЖАКОВА. Говорит она негромко, я даже побаиваюсь, запишется ли разговор на диктофон, но быстро, ярко, буквально заражая своей энергий.

В биографии моей визави, казалось бы, прямые медицинские корни не просматриваются, но старший брат ее Александр Семенович АРЖАКОВ тоже врач, хирург, работает сейчас в Нерюнгри.

- Я очень им горжусь, - говорит Татьяна Семеновна. - В 1975 году, работая хирургом в Чульмане, он на участке сделал операцию на сердце, фактически на кухонном столе при керосиновой лампе… У парня было ножевое ранение в сердце, и Саша его спас. Это был подвиг хирурга.

- А когда началась Ваша медицинская биография?

- Я пришла в медицину еще в 1966 году, работала сначала санитаркой, потом медсестрой в городской больнице. Там тогда работала целая плеяда талантливых врачей, и мы, молодые, смотрели на них с открытыми ртами. На санитарок тогда возлагались многие сестринские обязанности, мы выполняли врачебные манипуляции, гордились этим и многому благодаря этому научились. Бывало, заходишь в автобус, а от тебя эфиром пахнет (Татьяна Семеновна говорит это так, что понимаешь, как будущим медикам это было приятно). Потом я поступила на медфак ЯГУ, во время практики продолжила работать медсестрой в реанимации, поэтому по окончании университета сомнений у меня никаких не было - пришла в мою любимую реанимациюи осталась здесь на 47 лет.

Опыт ее, санитарский и сестринский, конечно, очень пригодился потом молодому врачу. Вообще экстренная больница хороший учитель. Здесь понимаешь, как важны в работе врача минуты и секунды, понимаешь свою значимость, научаешься уважать себя и свою работу. Не зря в речи моей собеседницы то и дело звучит слово «гордость».

- Сколько часов длилась Ваша первая операция, помните?

- Моя первая операция длилась 6 часов. Делала ручную вентиляцию, очень волновалась, конечно, даже не чувствовала, что устала.

Работали врачи экстренной в очень сложных условиях, работы было много, работать было тяжело, но они так переживали за каждого своего больного, так неистово боролись за жизнь своего пациента, с такой охотой осваивали все новое, что сейчас просто диву даешься. И радовались радостью спасенных больных.

- Аппаратуры не было, респираторов тоже, работали ручными вентиляторами, препараты токсические, отделения в разных корпусах, но все равно мы работал с большим желанием и вдохновением. Много было сложных случаев. Мы много летали с санавиацией по районам, возили все необходимое с собой: баллоны с кислородом, аппарат, баулы со всем необходимым. Анестезиологов в районах всегда не хватало. Очень сложные выезды были акушерские, осложненные роды, конечно, были большие проблемы по их спасению, мы сами сдавали для них кровь, организовывали дежурства, оставались там на несколько суток, но спасали и мать и дитя.

- Я представляю, какой радостью стала новая больница…

- Мы переехали в новую больницу в 1983 году (это было тридцать пять лет назад!) это было роскошное здание, на 830 коек, было 12 хирургических отделений. Это была самая лучшая больница в нашем городе. Было очень удобно, что все службы находились под одной крывшей. Условия работы стали намного комфортнее, появился какой никакой мониторинг, современная аппаратура, препараты, автоматы для вентиляции. Нас было 12 реаниматологов, отделение было тоже на 12 мест, Заведовала отделением Елизавета Николаевна Тетерина. Мы выполняли сложные, большие операции, объем хирургических вмешательств был очень большой. Я росла вместе со своей службой, мы брали на себя ответственность за жизнь человека, понимали, что кроме тебя эту помощь никто оказать не может. Это придавало нам, реаниматологам-анестезиологам немало гордости.

- Вы запоминаете своих больных?

- Это физически невозможно, но некоторые случаи запоминаются. Однажды был такой случай в Жиганске. У мальчика 17 лет было огнестрельное ранение, мы очень боялись: выживет – не выживет, но операция прошла удачно. Мальчик выжил, и я его даже случайно встретила в этом же году на курорте в Анапе. Так было приятно, что он жив - здоров и даже помнит меня.

- А самой Вам приходилось на себе испытать анестезию?

- Да, это была необходимость, и я была уверена, что все обойдется благополучно.

- Сейчас работать стало легче?

- Сейчас анестезиология шагнула далеко вперед. Появилась новая аппаратура, новейшие препараты, работать стало намного легче и интереснее. В прошлом году мы спасли жизнь женщине из Алдана, впервые использовав метод экстракорпоральной мембранной оксигенации. Проблема лечения острой дыхательной недостаточности до сих пор остается одной из самых сложных. Отказали легкие, женщина не могла дышать, и если бы не ЭКМО, мы не смогли бы ее транспортировать в Москву. Возможностей у реаниматологов стало больше. Впрочем, работы меньше не стало. Работаем мы большой бригадой, но по-прежнему работы хватает на всех.

Татьяна Семеновна ненадолго замолкает, а потом с легкой горечью в голосе заключает: а вот благодарных больных мало. Людям свойственно забывать плохое, это, видимо, счастливое свойство памяти, защитное свойство организма. Есть, конечно, благодарные люди, которые приходят, звонят, поздравляют с праздниками, один наш пациент, у него была остановка сердца, три года заходил навестить нас после выписки, это было так приятно…

- Каким человеком должен быть реаниматолог?

- Анестезиолог-реаниматолог должен много знать и уметь. «Если не ты, то кто же?» – эти слова были девизом нашего поколения.

- Вам никогда не хотелось сменить профессию?

+- Нет, реаниматология – это мое. Вы знаете, к какому выводу я пришла? Я уже не могу без работы, у меня с годами появилась необходимость быть необходимой. Это моя жизнь.

- Приходится иногда слышать, что врачи привыкают к смерти. Что думаете Вы, реаниматолог?

- К смерти привыкнуть невозможно, и когда это случается, каждый раз переживаешь огромный стресс. Это буря эмоций. Вся смена ходит, как в воду опущенная. Надо время, чтобы это пережить.

- Похоже, у Вас особое отношение к хирургам. Каких хирургов ценят анестезиологи-реаниматологи?

- Конечно, мы же работаем в одной связке. Я благодарна судьбе, что работала рядом с такими сильными хирургами нашей больницы как Бушков, Сергин, Самсонов, смелые, умные, с хорошими руками и прекрасными человеческими качествами врачи. Ваш сын Володя был хорошим хирургом…

- Что пожелаете коллегам накануне профессионального праздника?

- Не терять бойцовский характер, Не выгорать раньше времени. Беречь себя.

Мы только закончили разговор, как в реанимацию перевезли после процедуры больного. Татьяна Семеновна спешит в палату.

«Мы не боги…» - вспоминаю слова своей героини и думаю: да, не боги, но все же, как много зависит от вашего профессионализма, от ваших рук и вашего сердца, когда речь идет о жизни и смерти…+

Зоя ИГНАТЬЕВА