Call-Центр 8 (4112) 507-500

г. Якутск, ул. П.Алексеева, 83 «А»

e-mail: rcemp@rambler.ru

 

ТВОИ ЛЮДИ, БОЛЬНИЦА

Однажды случилась у меня свободная камера, что бывает весьма редко, кажется, кто-то из героев в последнюю минуту отказался сниматься, и я, наудачу позвонив совсем не знакомой мне тогда  Александре Дмитриевне КЫЧКИНОЙ, предложила ей сняться.

- Александра Дмитриевна, у меня есть возможность сделать о Вас телеочерк, - сказала я, набравшись смелости, в трубку.

- Когда? – спросила она спокойно.

- Через час, – внутренне сжалась я от собственной наглости и ожидала услышать отказ.

-  Приезжайте! -  просто сказала моя будущая героиня.

Вы не поверите, действительно, когда через час я позвонила в дверь, она была готова. И ни слова упрека. Так мы познакомились.

Александра Дмитриевна провела нас с оператором Александром ЖУКОВЫМ в комнату, предложила кофе и принесла кучу семейных альбомов.

Люблю рассматривать старые фотографии. На них люди всегда очень искренние, как будто чувствуют, что через много-много лет на них будут смотреть потомки и по этим вот фотографиям судить, о том, какими они были, чем жили. С пожелтевшей фотографии, с фигурно обрезанными краями, смотрит на меня девочка со строгими глазами. Александра Дмитриевна, заметив, что я внимательно разглядываю снимок, говорит, будто продолжая начатый разговор.

- Мои родители Мария Николаевна и Михаил Яковлевич ЧЕРНОГРАДСКИЕ умерли, когда она была совсем маленькой. Воспитал меня отчим, Дмитрий Егорович ПЕТРОВ.

У Дмитрия Егоровича ПЕТРОВА, старшего сына большой семьи, кроме Александры было своих шесть детей, и они стали девочке по-настоящему родными сестрами и братьями. До сих детей Дмитрия Егоровича связывают самые теплые отношения.

- Я, училась у него быть доброй к людям, -  я слышала от коллег и учеников Александры Дмитриевны об ее  умении жалеть людей и безоглядной готовности помогать, но не могла понять, откуда это в ней, женщине любимой и счастливой. После этих ее слов все встает на свои места.

 Когда Александре исполнилось шестнадцать, она сознательно выбрала  фамилию отчима и стала Петровой.

- Училась я в Майинской школе, и по окончании семи классов поняла, что  надо как можно быстрее становиться на ноги, выучиться и начать самостоятельно работать.

Рассказчик Александра Дмитриевна хороший. Слушая ее, я думаю, что она, выросшая без материнской ласки, с детства была очень самостоятельной, привыкла сама принимать решения и на все имела собственное мнение.

Выбрав Якутскую фельдшерско-акушерскую школу, специальность акушера-гинеколога, девушка с огромной охотой училась, а окончив ЯФАШ, поступила в Благовещенский медицинский. Она мечтала стать детским психиатром, но «в институте углубления в профессию, как она сама говорит, не получилось», и закончила Александра институт врачом лечебником. В Якутске молодого специалиста направили в Республиканский психоневрологический диспансер, где ее очень тепло встретили.

- Коллектив был молодой, во главе с молодым же главным врачом, - вспоминает  она, - мы прониклись было коллективной дружбой, но вскоре я вышла замуж и уехала.

Ее любимого, комсомольского вожака Егора КЫЧКИНА перевели тогда на партийную работу, и их роман не успел раскрутиться, как его направили первым секретарем райкома партии в Усть-Майский район, так что период ухаживания получился недолгим.

С педиатрами в районе было трудно. Сразу по приезду в район Александра попала в водоворот работы.

- Работа у меня была трехсменная: утром - обход в отделении, днем – прием, а потом до самой ночи, обслуживание вызовов, - вспоминает она.

Можно себе представить с каким энтузиазмом, не страшась трудностей, взялась молодой врач за работу.  Благо, муж помогал,  сопровождая ее на ночные вызовы.

Молодые, амбициозные, они оба жили работой. Александра разве что не ночевала на работе, да и все их разговоры дома были вокруг ее маленьких пациентов.

С болью, которая и сейчас не дает ей, похоже, покоя, она говорит о случае с пятилетним мальчиком, больным туберкулезом. Поступил ребенок в тяжелом состоянии, но врачам удалось его, казалось бы, вытащить. Руслан пошел на поправку…

- И вдруг неожиданный вызов ночью. Я приезжаю в больницу. Мой Русланчик лежит на четвереньках, весь в крови…

Сердце Александры рвалось на части. «Как так? - думала она.- Ребенок ведь пошел на поправку. Почему это произошло?». Ее профессиональная гордость восстала.

- Надо делать вскрытие, должны же мы понять, в чем была наша ошибка, – сказала она коллегам.

Патологоанатома в районе, разумеется, не было. Беременная, с токсикозом, она  берется за вскрытие сама.

- Обнаружили мы тогда огромную опухоль, которая прорвала рядом лежащий сосуд, - голос ее как будто садится.

К слову: с этого времени врачи районной больницы по очереди стали делать вскрытие сами, это был настоящий переворот в сельской больнице.

Жизнь продолжалась, меняя черные полосы на светлые. У Кычкиных родился сын, их первенец Дима. Может быть, назвала Александра своего сына в честь отчима. Впрочем, имя сыну мог предложить и Егор, тоже Дмитриевич…

В это самое время Егора Дмитриевича переводят на работу в обком партии, и молодая семья переезжает в Якутск.

- Меня направляют в ЯНИИТ педиатром-фтизиатром. Коллектив в институте был устоявшийся, там работали настоящие мастодонты  фтизиатрии, - говорит она.

При помощи коллег Александра учится рентген-диагностике, приобщается к науке, с большим энтузиазмом ходит по детским учреждениям, тогда в стране только начиналась противотуберкулезная прививка детей. Молодой доктор увлеклась наукой, с увлечением занималась исследованиями, но жизнь снова вносит свои коррективы. Главу семейства направляют  на север, она не может отпустить его одного, и Кычкины переезжает в Усть-Неру.

- У нас к тому времени родился второй сын, Александр, - глаза моей собеседницы в который раз теплеют…

Работы для нее в районе не было, она устраивается фтизиатром, потом ненадолго переходит педиатром в детский сад, а тут опять новое назначение мужа. Кычкины снова переезжают, в этот раз в Томпонский район, район Егору Дмитриевичу как руководителю знакомый. В общей сложности он руководил им восемнадцать лет. Но в этот раз молодую семью в Хандыге ожидало большое потрясение.

- Моему Егору приписали охоту на вертолете и сняли с него четыре шкуры, - голос Александры Дмитриевны становится тверже. - Его сняли с работы, исключили из партии, отозвали из депутатов Верховного совета ЯАССР и предали суду. На самом деле вертолет был заказан шахтоуправлением, им и было все организовано. Да и отклонение от курса было всего на пятнадцать минут.

Но все получилось, как получилось. Спокойная жизнь для семьи Кычкиных кончилась…

Не могу не написать еще об одной стороне характера своей героини.

Сердце ее, обожженное в детстве собственным сиротством, всякий раз отчаянно сжималось, когда встречалась педиатр с брошенными детьми. Детское отделение больницы, которое она возглавляла, приютило и тем самым спасло жизни многих детей-сирот района.

- Кого-то месяцами, да что там, годами держишь, потом пристраиваешь в семьи, - вспоминает она. - Два наших фельдшера тоже взяли в свои семьи детей. Эти дети почти всех работников нашего отделения звали мамами.  Свет улыбки снова озаряет ее лицо…

Ее и без того сложная работа, врача-педиатра всегда сочеталась с большой общественной работой. В Томпонском районе она по собственной инициативе организовала  курсы повышения квалификации для средних медицинских работников. Это, собственно, не входило в ее обязанности, но человек честный, Александра Кычкина не могла не сделать того, что считала для людей важным.

- Документ после выпуска давал право аттестоваться, мы аттестовали очень многих средних медицинских работников, а это, вы знаете, прибавка к зарплате, почет, уважение людей, - как будто снова доказывает кому-то моя визави. - Таким образом, сделала я одно вполне доброе дело. А как же иначе, ведь средние  медицинские работники – это солдаты передовой нашего здравоохранения, тем более на селе.

В 80-ом году Кычкиным пришлось переехать в Якутск. Егору Дмитриевичу, потерявшему в одночасье все, предложили на выбор девятнадцать вакантных мест. По совету своей половинки он выбрал «Газпром». Александре Дмитриевне работы не предложили. Отличник здравоохранения СССР, заслуженный врач республики, она оказалась не у дел.  Предложили потом место главного врача детского дома, вслед за этим -место главного врача Республиканской больницы («при работающих главных», - подчеркивает она), но она, разумеется, отказалась. Позже, правдв, ей удалось устроиться в поликлинику водников, заведовать маленьким детским отделением, а через два года ее взяла в Республиканскую больницу начмедом (заместителем по лечебной работе) Нина Кирилловна Черноградская. Видела, наверное, опытный главврач, что пропадает недюжинный организаторский талант.

- В больнице открывались новые отделения, работа кипела, это был коллектив, где многому можно было научиться, - вспоминает Александра Дмитриевна. - Работала я с большим рвением, упорядочила время утренних и других конференций,  многое сделала по обучению кадров.

Еще через два года Кычкиной предложат возглавить Республиканскую детскую больницу. Здание больницы десятилетиями находилось в состоянии ремонта. И вот однажды прорвало трубу с горячей водой в палате, где находились медсестра и больные дети. Это стало последней каплей.

- Я пошла ва-банк, шел очередной съезд партии, пришла к председателю Совета министров Сергею Николаевичу Маркину и сказала: «Если Вы не примете мер, я подам телеграмму в адрес съезда».

То ли угроза возымела действие, то ли решительный настрой главного врача повлиял, но детскую больницу перевели в здание строящейся «спецбольницы» и до конца ремонта собственного здания коллектив работал там.

Надо сказать, в душе педиатра давно уже зрела идея создания консультативной детской поликлиники.

- И вот момент настал, - говорит она.

Александра Дмитриевна взялась за организацию первой многопрофильной детской поликлиники.

- Не было ни помещения, ни штатов, только горячее желание и бесценный опыт работы в районной службе…

Но еще у нее была поддержка министерства, министром был тогда Борис Афанасьевич Егоров, человек в хорошем смысле пробивной, решительный и смелый.  Поликлиника была создана. Это было, по сути,  начало нынешнего Педиатрического центра.

Кычкина прекрасно понимала, что новое время потребует нового руководителя и, исподволь приглядываясь к своим молодым коллегам, выбрала на свое место невропатолога Людмилу Алексеевну Николаеву, нынешнего директора Перинатального центра Республиканской больницы №1-Национального центра медицины.

- Педиатр должен быть, прежде всего, душевно щедрым человеком и уметь прислушиваться не только к ребенку, но и к его родителям, уметь найти доброе слово для них, -  и тогда была убеждена и сейчас уверена Александра Дмитриевна.

И такого человека она нашла в Людмиле Алексеевне. Сама она перешла на УЗИ-исследование, ездила несколько раз учиться и, по ее собственному признанию, неплохо поработала врачом УЗИ диагностики. Но тут опять несчастье, тяжело заболел Егор Дмитриевич. Понимая, что муж уже вряд ли поднимется, она старалась больше времени проводить с ним, попросилась  в детскую поликлинику врачом профилактической медицины, став еще задолго до того, как профессия такая появилась, врачом семейной медицины.

Когда Егора Дмитриевича не стало, она продолжила работу в детской поликлинике, по-прежнему много ездила по районам, а в шестьдесят девять, сорок пять лет проработав врачом, Александра Дмитриевна Кычкина ушла на пенсию. К этому времени два ее внука-близнеца в свои пятнадцать стали студентами, поступили в Московский государственный университет, и она сочла свои долгом быть рядом с ними…

Сидя напротив этой необыкновенной женщины, полной мощного внутреннего сияния, отмеченной искрой таланта беззаветной любви, я уже который раз ловлю себя на мысли, что благодарна профессии журналиста за то, что она подарила и продолжает дарить мне встречи с интересными людьми.

Зоя ИГНАТЬЕВА